Какими правами и обязанностями мы обладаем в Интернете

15.12.2021
Поделиться:
Какими правами и обязанностями мы обладаем в Интернете

Хотя цифровые права не регулируются отдельным кодексом, и в Гражданском, и в Уголовном кодексе, а также в Конституции есть немало пунктов, применимых к виртуальному пространству. Мы подготовили разбор о том, какими правами обладает каждый из нас в Интернете, и какие обязанности на нас накладывает Всемирная паутина и российское законодательство.

Наверное, самое первое, что приходит в голову при перечислении прав в Интернете, — это право на свободу выражения мнения или свободу слова. Где же как не в сети можно написать или сказать все, что думаешь? Реализации этого права способствуют многочисленные блог-площадки: например, микроблог Twitter, когда-то популярный LiveJournal, обосновавшийся в топе Яндекс.Дзен, сервисы для видеоблогинга — YouTube, TikTok и другие. Даже стартовая страница Facebook, задавая вопрос «Что у вас нового?», подталкивает нас к реализации права на свободу выражения мнения. Высказать свое мнение о новостном поводе, рассказать о впечатлениях от прочитанной книги или увиденного фильма, поделиться с друзьями новостями из жизни действительно входит в наше право на свободу выражения мнений. Однако эта свобода не безгранична, на ее формальных границах стоят четко зафиксированные законодательством нормы, а на неформальных — пусть не записанные, но от этого не менее четкие правила поведения в обществе. 

В России в частности, могут привлечь к уголовной ответственности за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (статья 282 УК РФ), распространение клеветы (ст. 128 УК РФ), публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 120 УК РФ), публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганду терроризма (ст. 205 УК РФ) или нарушение права на свободу совести и вероисповедания (ст. 148 УК РФ). Тем не менее, не существует какого-то исчерпывающего списка статей Уголовного кодекса, который перечислял бы противозаконные действия исключительно в сети. Например, до 2017 года не было отдельно оговорено, что склонение к суициду может быть реализовано в Интернете, но после дела «синих китов» подобная формулировка была внесена в ранее «не-цифровую» статью. Такие преступления как «разглашение тайны усыновления», «развратные действия» или «заведомо ложное сообщение об акте терроризма» также могут быть совершены исключительно в одном посту в социальной сети. Стоит отдельно отметить, что в Интернете запрещено демонстрировать жестокое обращение с животными (ст. 245 УК РФ), размещать нацистскую символику и атрибутику экстремистских организаций (ст. 20.3 КоАП РФ), а также размещать материалы, признанные экстремистскими (ст. 20.29 КоАП РФ).

Важно оговорить, что, с точки закона, репост (перепост) ничем не отличается от первичного размещения. В частности, воспитательница детского сада Евгения Чудновец была осуждена судом первой инстанции на пять месяцев колонии за репост во «ВКонтакте» видео с издевательствами воспитателей детского лагеря над раздетым ребенком. Суд приравнял репост к публикации: «когда человек делится неким контентом, это автоматически попадает в ленту друзей и подписчиков», заявил прокурор отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Москвы Артем Половинкин. Не убедила судью и мотивация автора репоста: женщина хотела таким образом привлечь внимание к жестокому обращению с детьми. Позже приговор был все-таки отменен. Формально не только репост, но и лайк может стать причиной уголовного преследования, алгоритмы некоторых социальных сетей могут быть настроены таким образом, что понравившаяся публикация добавляется на страницу пользователя.

Отдельно свобода выражения мнений ограничивается рядом законов, запрещающих распространять недостоверную информацию. Эта сфера попадает под действие сразу двух кодексов — Административного и Уголовного. Статья 13.15. КоАП «Злоупотребление свободой массовой информации» и статья 207 УК РФ «Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан» устанавливает ответственность за распространение заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений. К сожалению, при такой формулировке есть риск, что судебная практика не будет демонстрировать стремления установить, были ли размещенные сведения заведомо ложными или человек добросовестно верил в их истинность. Таким образом, сообщение, что заболевших коронавирусом в каком-то регионе сильно больше, чем показывают официальные данные, может, с одной стороны, полностью отражать убеждения автора публикации, а с другой, быть воспринято как размещение заведомо ложной информации лишь на основании того, что противоречит этим самым данным.

Законодательные нормы также ограничивают нашу свободу выражения мнений там, где может быть ущемлено какое-то право другого человека. Помимо уже оговоренного выше права не быть ущемленным или оскорбленным по признаку веры, у каждого из нас есть право не подвергаться травле или кибербуллингу. Формального определения кибербуллинга в законодательстве пока нет, такие его проявления как исключение из общих чатов, групповое игнорирование, жалобы в службу поддержки, чтобы жертве выдали бан, насмешки или издевательские комментарии под постами и фотографиями не преследуются по закону. Однако есть такие проявления буллинга, которые прямо запрещены законом — распространение недостоверных сведений, нарушение права на неприкосновенность частной жизни, уже упомянутое склонение к самоубийству, оскорбление личности или нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Не только законодательство государство защищает пользователей интернета от буллинга, эта функция лежит также на администрации социальной сети, если дело разворачивается в ней. В случае с обращением в техническую поддержку, не имеет значения, нарушили ли травящие закон страны или нет, важно то, что во внутренних правилах площадки такое поведение запрещено. Следовательно, в такой ситуации соблюдение права будет обеспечиваться не государством, а корпорацией, предоставляющей услуги.

Помимо запрета на буллинг, социальные сети и другие площадки имеют право устанавливать дополнительные правила: например, запрещать доступ к площадке лицам, не достигшим определенного возраста. В таком случае у пользователя возникает обязанность предоставить свои документы или иным способом (например, через авторизацию на государственном портале) подтвердить свой возраст. Вместе с этой обязанностью возникает и ответственность за предоставление подложных сведений. Современные платформы алгоритмизируют часть контроля за соблюдением установленных ими правил. Из-за этого машина может неправильно понять пользователя и наложить неправомерную санкцию (так, например, анекдотичен случай, когда социальные сети блокировали посты о «колотых чурками дровах» или о людям с фамилией Хохлов из-за буквенного совпадения с оскорбительными фразами). В таком случае у пользователя возникает право отстаивать свою точку зрения и добиваться пересмотра санкции.

Законом не запрещено сохранять анонимность в Интернете, однако некоторые площадки могут внести во внутренние правила требование представляться настоящим именем. Как только мы ставим галочку в пункте «я согласен с правилами пользованиям сервисом», мы автоматически обещаем соблюдать это. При этом существует множество площадок, позволяющих пользователям не разглашать своего имени и персональных данных. Стоит понимать, что анонимность в интернете — все равно не абсолютная, даже если нам кажется, что никто не знает, кто на самом деле скрывается под ником. В случае совершения противоправного действия правоохранительные органы имеют широкий спектр возможностей для установления личности преступника. Если никакого противоправного деяния не совершено, то, по закону нашей страны (не платформы), создание профиля с чужим именем и фотографией скорее всего никак не наказуемо, если изображение не попадает под охраняемые законом изображения гражданина. Например, в рамках буллинга совершеннолетней студентки-отличницы ее знакомые могут завести страничку с ее именем, аватаркой, вырезанной из общей фотографии и размещать на этой странице репосты «глупых» картинок, шутливые тесты или не соответствующие ее образу отличницы музыкальные композиции. Законодательно такое действие вряд ли удастся классифицировать как правонарушение. При этом согласно законодательству нашей страны, каждый пользователь интернета имеет так называемое право на забвение — удаление из поисковой выдачи ссылок на сайты с недостоверной или неактуальной информацией про него. Правда, в основном этим правом пока пользуются чиновники и политики, а не рядовые граждане.

Важную часть сетевые прав составляют авторские права. Размещая, например, фотографию в социальной сети, мы передаем ее в открытый доступ, при этом сохраняем авторское право за собой. Использование такого изображения в коммерческих целях без нашего согласия будет незаконно. При этом также незаконно выдавать изображение из интернета за свое собственное. Отдельные платформы тщательно следят за соблюдением авторских прав и удаляют или блокируют нарушающий контент, другие менее принципиальны в этом вопросе. При этом сфера авторского права также регулируется и государством, поэтому соблюдение своих авторских прав можно отстаивать в том числе через суд. Чтобы самому не стать ответчиком по такому делу, нужно тщательно проверять, под какой лицензией распространяется тот или иной объект и не пренебрегать соблюдением требований к размещению такого контента. 

Наконец, последнюю группу важнейших прав человека в интернете составляют все права на доступ к информации. Эта возможность закреплена за нами 29 статьей Конституцией страны: «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Помимо очевидной свободы забить в поисковик все, что хочется, это право включает в себя право на получение информации через различные цифровые сервисы — порталы министерств, электронные приемные депутатов и мэров, запросы в ведомства. В свою очередь, на них закон накладывает обязательство в указанные временные рамки отвечать на обращения пользователей и регламентирует, какую информацию они обязаны предоставлять по электронному запросу. 

Важно еще раз напомнить, что перечисленный выше список цифровых прав и обязанностей отнюдь не закрытый. В виртуальном пространстве, как и в реальном, запрещены различные виды мошенничества, недобросовестных сделок, продажа оружия, распространение порнографии и тд. В случае таких преступлений использование может трактоваться как дополнительное отягчающее обстоятельство. В случае, если действиями в интернете нарушено законодательство, есть возможность обратиться в суд, приложив соответствующие скриншоты. Если же под законодательную защиту действия не попадают, то наиболее эффективно будет сообщить в техническую поддержку платформы.


Автор текста: Таша Соколова — журналист и медиатренер, редактор сайта «проверено.медиа», преподаватель медиаграмотности МВШСЭН, соавтор учебника по медиаграмотности для средних школ в Казахстане
Поделиться

Материалы по теме

Можно ли сопротивляться новым медиа? Можно ли отказаться от их всепожирающего использования? Короткий ответ – нет. Как говорил по схожему поводу Ленин, жить в обществе и быть свободным от интернета теперь...
23.02.2022
Разборы
Медиа-осознанность: как сотрудничать с неизбежным

Материалы по теме