How to read media?
Ru

Илья Бер: «Борьба с фейками — это игра в долгую»

Илья Бер: «Борьба с фейками — это игра в долгую»

Эксперт проекта «The Earth Is Flat - Как читать медиа?», преподаватель РАНХиГС,  ведущий рубрики «Проверено» на RTVI Илья Бер рассказал о самых нелепых фейках, которые распространяют во время инфодемии, поделился опытом преподавания в онлайне и объяснил, почему обучение медиаграмотности должно быть повсеместным. 

- Илья, можете назвать топ-5 фейков о коронавирусе?

- Топ, конечно, составить сложно... Но такие фейки есть. Порядок неважен.

Первое — это то, что коронавирус распространяется с помощью вышек 5G. Это, конечно, класс! Сотовая связь. Говорят о двух вариантах: либо вирус распространяется непосредственно через вышки, либо вышки просто ослабляют общий иммунитет из-за излучения... и значит, организм легко подвергается атаке вируса.

Второй фейк. Прекрасная история, которую я раскопал. Якобы в Сенегале уже испытывают вакцину от Covid-19, и семеро детей скончались на месте, будучи вакцинированы. 

Третий фейк из приятного и безвредного — это появившееся стихотворение Пушкина, якобы написанное в карантине в Болдино. Где поэт поздравляет людей с праздником весны.

Четвертый фейк про то, что всё происходящее придумал Билл Гейтс из самых разных побуждений. И за то, что я пытался его «отмазать», получил и получаю огромное количество хейтов и дизлайков. У меня первый опыт такой, когда количество дизлайков уже почти сравнялось с количеством лайков на видео.

Пятый фейк — история, которая появилась в начале, что Россия делает вид, что никакой пандемии нет для того, чтобы провести голосование по Конституции 21 апреля. И пока голосования не будет, никакого карантина не будет, поэтому мы все заболеем и умрём.

- А вы видели, в СМИ появляется информация о том, что врачи рекомендуют гулять на свежем воздухе. Якобы это самая лучшая профилактика от коронавируса. Это очередной фейковый вброс, потому что люди устали сидеть дома?

 - Людям очень тяжело. Понятно, что гулять хорошо. С этим глупо спорить. Я не знаю, как это всё научно доказано, но логика соображений очевидна. При этом естественно никакого отношения к  коронавирусу это всё не имеет. Свежий воздух или нет — всё равно.

 - Какие изменения в сфере медиа останутся после того, как эпидемия и инфодемия пройдут? Ваш прогноз, что они изменили навсегда или усилили? 

- Все прогнозы на будущее — вещь неблагодарная, но очевидно, как большинство людей вынужденно освоило лайв-форматы всего чего-угодно. Это не значит, что всё в эти форматы перейдёт и кстати, очередной фейк или страшилка: всё сделано специально для того, чтобы закрыть школы и вузы и всех перевести на дистанционное обучение.

Конечно, ничего не закроют, но эти способы коммуникации, в том числе образование, войдут в общепринятый набор или ассортимент возможностей. Они и так там давно, но всё-таки их доля была довольно узкая. Сейчас она явно расширится.

- А ваша работа со студентами по курсу верификации информации как изменилась?

 - Вся она естественно ушла в онлайн. В содержании курса ничего особенно не поменялось. Мы обсуждаем вопросы и проблемы на материале современной и текущей повестки, которую я всегда стараюсь давать студентам. С точки зрения самого занятия, я больших потерь не вижу, хотя все-таки очно приятнее преподавать, есть ощущение аудитории, и ты видишь, кто, как, где — с тобой  или не с тобой сейчас. Но нельзя сказать, что это критично. Ну, на мой взгляд, пока.

Сейчас я даже принял пересдачу у шести студентов за прошлый семестр через Zoom, и в этом плане даже оказалось удобнее. Я вот думаю, что экзамен, может быть, и удобнее будет принимать таким образом, чем очно. Можно четко сегментировать общение, когда, например, один и тот же материал тебе должны рассказать разные студенты. В реальности ты вынужден их либо разводить по времени, либо просить выйти из аудитории. Это неудобно. А тут ты можешь даже внутри одной конференции «рассадить» студентов по разным «кабинетам». Пришёл к одному —  послушал, потом отпустил его, пошёл к другому — послушал и так далее. В этом смысле технологически это мне даже удобнее.

- Во время дискуссии с Василием Гатовым вы, Василий и Александра Архипова согласились друг с другом в том, что количество фейков увеличивается и люди всё больше их репостят. Получается, что ни длительный опыт использования соцсетей, ни вообще опыт взаимодействия с гаджетами, ни просветительская работа многих и многих организаций и отдельных авторов в области медиаграмотности, развития критического мышления не даёт никакого результата?

- Ну давайте будем честны. По пропорции к количеству населения количество организаций и вообще того, что сделано в этом направлении, — ничтожно в России, да и в мире тоже не так уж велико. Тут нельзя говорить о результатах. Просто мы внутри этого процесса, но мы достигаем сотен людей, ну может, несколько тысяч, а их миллионы. Должно произойти всеобщее осознание проблемы. Дальше должно тотализироваться преподавание медиаграмотности на всех уровнях, начиная от детского сада.

Вот тогда, может быть, через сколько-то лет при повторении похожей ситуации, — а она будет так или иначе повторяться не обязательно с эпидемией, а с какими-то мировыми кризисами и проблемами — будет больше голосов, которые будут стараться глушить откровенную конспирологию, бред, и люди не будут так явно репостить совсем уж легко проверяемые и опровергаемые фейки. Это игра в долгую. Ничего так быстро работать не может.

- Вы начали вести свою передачу про фейкньюс на RTVI как раз накануне инфодемии и сразу оказались на передовой. Насколько сложнее стало искать и разоблачать фейки? 

- Просто выбор стал очень богатым. В спокойное время интересных фейков не так много находишь. А тут приходится, конечно, выбирать. С одной стороны, это упрощает мою работу, а с другой — усложняет.

Да, сейчас очень горячая пора. Постоянно ощущаю себя в центре событий. Конечно, я не врач, но у меня своя передовая. Инфодемия уже объявлена, и все вроде признали, что это реально такой бич. И я в общем-то человек, который с ней борется, активно собираю материал и дальше, я думаю, буду довольно долго к этому материалу возвращаться. Надо над ним поработать, как-то обобщить.

Пока теории, которые были известны, подтверждаются. Хотя это и страшновато, потому что когда видишь, что вчера ещё нормальные вменяемые спокойные люди на волне явно какого-то психоза начинают постить полный бред и перестают быть способными к критическому мышлению, это пугает. Примеряешь на себя: а если я попаду в какую-то кризисную ситуацию, значит, такое тоже со мной может случиться? Вот это неприятно. Но каждый надеется, что с ним этого не случится. 


Read More