Как читать медиа?
En

Цифровой след

Это набор данных, которые остаются после наших действий в медиапространстве: отзыв на сайте гостиницы, фотография на странице профессиональной организации, лайки и комментарии в социальных сетях и многое другое. “В будущем по этим цифровым отпечаткам можно будет “восстановить” человека: кто он, что ему нравилось, что он говорил в тех или иных ситуациях”, –– объясняет ведущий российский эксперт по открытым данным Артур Хачуян.

Не все эти данные находятся в открытом доступе: наши банковские и медицинские данные — это тоже цифровой след, но доступный только владельцу и оператору этих данных, предупреждает Хачуян. Данные о нас собирают не только маркетинговые компании и социальные сети, но и хакеры, которые могут взломать ваш пароль по контрольному вопросу, ответ на который находят в вашей же социальной сети, говорит эксперт. Например, если контрольным вопросом вы выбрали имя своего кота, можно зайти к вам в Instagram и быстро найти эту информацию.

Воссоздавая наши поведенческие модели и образ в онлайне, данные цифрового следа формируют цифровую репутацию каждого из нас. Профессор Бостонского университета Эрик Куалман в книге “Что происходит в Вегасе, остается на YouTube” советует заботиться о своей цифровой репутации, выполняя несколько простых правил. Куалман рекомендует жить в цифровой среде “так, как если бы за вами наблюдала мама”, не откровенничать в соцсетях, продумывать свое “цифровое кредо” и уметь признавать свои ошибки в Интернете. Более того, эта репутация может сложиться даже у человека, который еще об этом не знает.

Так современные родители ведут дневник взросления своих детей: начиная от публикации снимка УЗИ и бирки в роддоме до видеосвидетельства первых шагов ребенка и протоколирования его учебы в школе. На западе этот феномен получил название sharenting — под этим подразумевается действие, с помощью которого родители делятся информацией о своих детях в соцсетях. Этические границы этих действий стали обсуждаться после того, как актриса Гвинет Пэлтроу опубликовала селфи, на котором были она и ее четырнадцатилетняя дочь Эппл Мартин. На эту публикацию Эппл отреагировала так: “Мама, мы это обсуждали. Ты больше не можешь ничего постить обо мне без моего согласия”.