Как читать медиа?
En

Кибербуллинг

Травля в условиях цифровой среды, то есть намеренная систематическая агрессия, направленная против жертвы с использованием электронных технологий. С кибербуллингом можно столкнуться на всех медиаплатформах: сайтах, в социальных сетях, чатах и форумах, в мессенджерах, в почте и СМС. Цифровые технологии, к сожалению, расширяют и список унизительных действий агрессора по отношению к жертве: они могут делать оскорбительные мемы, коллажи, карикатуры и видео, придумывать и распространять слухи, писать комментарии и сообщения в личку с угрозами, публиковать сведения о жертве без ее согласия, шантажировать распространением личных данных, взламывать аккаунты и писать от лица жертвы ее близким, коллегам и преподавателям.

Эксперты считают, что кибербуллинг может быть опаснее физической травли по нескольким причинам. Во-первых, если в условной среде школы жертва точно знает, кто его унижает, то в онлайне агрессор может сохранять анонимность. Психолог Кирилл Хломов подчеркивает, что в условиях анонимной онлайн-среды агрессор чувствует себя безнаказанным, так как “вживую жертва может привлечь посторонних людей или дать физический отпор, а анонимная травля на физической дистанции развязывает агрессору руки”. Во-вторых, в онлайне агрессор не в состоянии оценить настоящие эмоции жертвы, а значит, не может просчитать последствия своих действий. В-третьих, если в физической среде количество свидетелей ситуации травли всегда конечно, то в онлайне их может быть бесчисленное количество.

В России действует несколько проектов, посвященных противодействию кибербуллингу и выработке стратегий по его противодействию: это “Травли нет” (методички для детей и родителей), “Дети Онлайн” и “Вместе против травли”. Для проекта “The Earth Is Flat - Как читать медиа?” его эксперт, писатель, педагог московской школы “Интеллектуал” Ирина Лукьянова составила памятку по защите от кибербуллинга для подростков, в которой советует не бояться кибербуллинга и не молчать о нем: не стыдно рассказывать об этом друзьям и членам семьи. Нужно принять меры для защиты своих аккаунтов в соцсетях (например, на время сделать профиль закрытым), забанить обидчиков и написать на них в службу поддержки соцсетей, если известно, кто они, то деанонимизировать их. Хранить все записи и скриншоты и стараться больше времени проводить в онлайне, выходя таким образом за пределы пространства травли. Разобраться с эмоциональными последствиями травли. “Ты можешь называть меня ***, если тебе нравится, но это не сделает тебя лучше, а меня хуже”.

Несмотря на то, что обычно кибербуллинг обсуждается как феномен взаимоотношений внутри детского и подросткового коллектива, с ситуацией онлайн-травли со стороны учеников могут столкнуться и учителя. В этом случае жертва испытывает аналогичные переживания — стыд, страх, тревогу, одиночество, беспомощность — но властные отношения в этой ситуации переворачиваются, считает научный сотрудник Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ Александра Бочавер. Поэтому современным школам нужна не только стратегия борьбы с кибербуллингом среди детей, но и алгоритмы его преодоления по отношению к взрослым. Для этого руководство школы должно выстраивать ясную устойчивую организационную систему правил и санкций, повышать прозрачность принятия решений, снижать напряжение, работать над улучшение климата в школе, предлагает Бочавер.

Поддержка может понадобиться и учителям, которые подверглись травле пользователей интернета, с которыми те не взаимодействуют в рамках школы. Так, весной 2019 года российские учителя запустили флешмоб в поддержку своей коллеги из Барнаула Татьяны Кувшинниковой. Та была вынуждена уволиться из школы после того, как родители учеников возмутились ее публикацией в соцсетях, на которых она позировала в купальнике во время одного из соревнований по зимнему плаванию. Российские учителя стали выкладывать похожие фотографии с хэштегом #УчителяТожеЛюди.